(21) Дискомфортность бытия, данная интеллигенту в ощущениях

by admin on Декабрь 27, 2012

23 декабря 2012 г. в программу В. Познера пришла известная писательница Л. Улицкая. Формат интервью не предполагает споров, поэтому беседа была скучноватой в сравнении с баталиями участников других программ, находящихся на противоположных позициях. Хотелось бы как-то скомпенсировать этот явный недостаток программы, дав свои личные комментарии к темам, рассмотренным в программе. Полный текст интервью можно найти на сайте первого канала. http://www.1tv.ru/sprojects_edition/si5756/fi20258

Началось интервью с тонкой светской беседы о том, является ли Улицкая писателем, или писательницей. В устной речи не было необходимости уточнять, с заглавной, или прописной буквы, а вот в письменном варианте с этой проблемой сталкиваешься. Придется решение о присвоении заглавной буквы переложить на потомков.

Далее в интервью идет малосодержательный разговор о том, что мужчины – слабый пол в России. Да, демографическая статистика и ее причины хорошо известны. Для исправления ситуации не хватало только ее поэтического определения.

Выяснилось, что оба собеседника закончили биофак МГУ. Факт, действительно, интересный. Имеется множество примеров, когда люди с «естественно-научным образованием» меняли профессию на творческую. Трудно припомнить обратные случаи. Любое конкретное дело чрезвычайно сложное и ответственное. «Крутку» не докрутил – потекло. «Винтку» не довинтил – рвануло.  А стал артистом, журналистом, писателем – сразу получаешь почетное звание «человека творческой профессии», вне зависимости от количества и качества своего творчества. Я помню, один писатель добивался права закончить свое произведение запятой и многоточием, утверждая, что это не грамматическая ошибка, а творческий прием, о многом говорящий, если вдуматься. Человек творческой профессии, по определению, выше тех, кто «крутит» и «винтит». Мнения «слесарей» о своем творчестве он слушать не станет. Свое мнение об их работе изложит в художественной форме. В Осетии так говорили о своем земляке, дважды герое Советского Союза И.А. Плиеве: «Наш Исса Александрович высшей математики не изучал, но он все равно ее знает». В этом тонкий народный юмор, аллегорическое восхищение талантом военачальника…  А вот  современные мыслители вполне серьезно судят, не вникая в суть, дают советы, не неся за них ответственности, в своем праве самовыражаться главным считают – выражаться. Вот одна из причин внутреннего конфликта «телевизионных интеллигентов» и народа, хорошо знающего истинную цену конкретного дела.

УЛИЦКАЯ отлично помнит сталинское время, как ощущение невероятной духоты. ПОЗНЕР удивляется тому, что Сталин и сейчас популярен у части граждан.

Действительно, ведущие политики того времени «ходили в сапогах». Но граждане понимают, что если бы Сталин ходил в «домашних тапочках», «чужой сапог» оттоптал бы ногу не только вождю, но и всей стране, натренировавшись на странах Европы. Советскому  народу такая перспектива не нравилась, хотя сапог был хромовый и принадлежал демократически избранному лидеру культурной и развитой страны с идеологией «Mein Kampf». Можно ли было достичь того же положительного результата в страшной войне рациональнее, с ‘меньшими потерями, мирными и военными? Это знают только наши интеллигенты, которые и в наше-то время как огня боятся личной ответственности и конкретного дела. Возможно ли возвращение сталинизма в наше время? Говорят, история развивается по спирали, но уж точно не кругами. Наше время несравнимо с тем, мрачным, по комфорту жизни и свободе самовыражения, однако и сейчас некоторым перманентно, «профессионально» неуютно. А если отойти вперед лет на 50 и по меркам будущего оценивать нынешние события, иначе, как варварством многие из них не назовешь, проанализировав действия даже самой демократичной, культурной и развитой страны мира. Где-то выше я уже эту цепочку слов использовал. Похоже опять спираль исторического развития.

У Улицкой никогда не было никаких иллюзий относительно власти. Она всегда ее не любила в большей или меньшей степени.

Есть категория людей, которые не любят власть в принципе. Даже ту, при которой происходят серьезные положительные изменения в стране. «Это мудро, это по-нашему». Это поднимает человека в глазах окружающих. Помню карикатуру – трехмерное изображение вновь построенной огромной гостиницы. С высоты птичьего полета корпуса образовывали фразу: «МЕСТ НЕТ». Глядя на здание штаба оппозиции легко читается: «ВСЕ ПЛОХО».  Отношение к власти должно быть конструктивным. Без нее не обходится ни одно общество. Сейчас есть все демократические процедуры для ее смены. Правда, смена власти, как и любое другое конкретное дело, требуют профессионализма: системной работы, выработки своей платформы, способности договариваться, объединяться, убеждать избирателей в рациональности своего подхода, например, через теневое правительство. Вижу тоску в глазах оппозиции: «Какую-то мрачную картину Вы нарисовали».

Л.УЛИЦКАЯ: «Есть времена, когда книги не только запрещают, но даже жгут. Когда нужно, чтобы человек был несвободен, чтобы он лучше слушался, был более удобен в управлении, то надо его лишить культуры, что мы сейчас наблюдаем в полной мере».

Непонятно, что имела в виду Улицкая. Книги не жгут, не запрещают. Никто никого не лишает культуры? Однако ведущему уточнение не потребовалось!

В.ПОЗНЕР: «Вы полагаете, что это преднамеренно?»

Л.УЛИЦКАЯ: «Думаю, что да. Вы знаете, это вопрос, который меня волновал и интриговал, скажем, с раннего возраста: они такие идиоты или, наоборот, хитрые?»

Речь идет о сфере образования, но ничего конкретного. Вполне могла бы написать учебник для школы, стать советником министра со своим авторитетом и кругозором. Какой смысл опускаться до беспредметной брани? А что делать министру? Великих писателей современности сейчас немало, «подъем культуры» каждый понимает по-своему, все ждут «решения чиновника» и оттягиваются по полной, профессионально нокаутируя словом. Вместо объективного, конкретного, глубокого, профессионального анализа используется дешевый прием злоупотреблять словом, кусая власть из-за дискомфортности бытия, данного интеллигенту в ощущениях.

Л.УЛИЦКАЯ: «В этом кругу (диссидентском при социализме) мы себя чувствовали комфортно. И было интересно, и было содержательно».

Разговор собеседников чрезвычайно ограничен узкой темой и их кругозором, но жизнь тогда была, действительно, интенсивной для многих. Восстановление народного хозяйства страны после войны, ядерная энергия, космос, холодная война требовали огромного напряжения сил общества. Помню, школа, техникум, работа, поступление в московский вуз. Лекции, сессии, театры, концерты, стройотряды. Побывал на Новой земле, на Колыме, Сахалине, Камчатке, строил Вилюйскую ГЭС, в районе алмазодобычи. Можно только посочувствовать Улицкой, для которой впечатления того времени были ограничены «кругом», пусть и комфортным.

В.ПОЗНЕР: «А потом стали эмигрировать, и продолжают эмигрировать. И более того, люди имеющие и деньги, и все, что угодно, отправляют своих детей учиться за рубеж с надеждой и даже с наставлением не возвращаться».

Как-то Радзиховский задался вопросом, что такое «элита российского общества». Предложил неожиданный вариант, что к элите надо отнести тех, кто учит своих детей за границей. Отметил, что находится в студии именно среди представителей такой элиты. Повисла тяжелая пауза… Первым сориентировался Проханов, припомнив и Радзиховскому какой-то «идеологический грех» его молодости.

В.ПОЗНЕР: «…Иногда при выступлениях, я получаю такие записки: «Пора валить»».

Героиня Довлатова жила обычной жизнью в России с ее тяготами, проблемами, неудовлетворенностью. «Свалила в Америку». По инерции, трудности обустройства продолжались. Но, в конце концов, все кончилось очень хорошо. Она вышла замуж, и вся русская диаспора пришла к ней на свадьбу.

Л.УЛИЦКАЯ: «Вы знаете, хочется валить – валите. Не хочется валить – не валите. Есть люди, которые хотят здесь жить и хотят здесь работать. Из разных мотиваций. Знаете, Швейцер уехал в Африку для того, чтобы там бедных негров лечить и учить. А у нас сегодня страна вообще не очень далеко ушла от Африки, по многим параметрам приближается к ней. Поэтому я испытываю большое уважение и даже, благоговение перед людьми, которые здесь живут в своей стране. Такой была Вера Миллионщикова, которая открыла первый хоспис в Москве».

Самопожертвование во имя простых людей всегда было высшей формой благородства. Вспомните мать Терезу. Затронув эту тему, Улицкая и Познер ненавязчиво примеряют и на себя эти образы. Они вполне могли бы жить в Америке, но живут в России, «недалеко ушедшей от Африки». Мы должны бы их уважать за этот подвиг, хотя делают они это вовсе не для помощи безнадежно больным людям. Они здесь зарабатывают деньги! «Интеллигентно» потрепавшись ни о чем на телевидении, ‘походя сравнив Россию с Африкой, обозвав «их» — идиотами, не опускаясь до конкретных проблем, до простых людей.

Л.УЛИЦКАЯ: «Старший сын здесь хорошо зарабатывает, поскольку его специальность – кризисная экономика, то есть ему здесь просто очень хорошо».

Логики, конечно, никакой. Хорошо известно, что кризис из Америки пошел кругами по всему миру, да что можно объяснить «мастерам устного рассказа».

Л.УЛИЦКАЯ: «Это были первые люди, которые поняли, что им не хватает свободы. Я написала книжку «Зеленый шатер» именно по этой причине».

Проблематика взаимодействия (свободной) личности и (современного) общества, имеющего массу законодательных ограничений, выходит далеко за рамки конкретного литературного произведения. Здесь можно говорить и об историческом контексте развития этих отношений, экономическом, о свободе приобщения к наркотикам, о праве на парады гомосексуалистов и т.д. А как разрешить «казус Познера-Улицкой»? Благодаря власти они получили бесплатное профессиональное высшее образование в лучшем университете страны. Но власть не любят, развитием страны недовольны, работать по специальности не хотят, возвращать деньги за образование не принято. Как усовершенствовать конкретно эти отношения личности и общества? В наше время проблематика свободы личности в России выхолощена до комизма. Неудовлетворенные, как правило, требуют ‘большей свободы слова. При этом понимается право эмоционально говорить о всех аспектах нашей непростой жизни. Разбираться в деталях конкретных проблем – скучно. Брать ответственность конкретной работы на себя – мало кто готов. Имеется в виду «побузить», остроязычно критикуя «власть и чиновников». Никто, собственно, и не против такого проявления свободы наивных людей. В Англии  для этого существует Гайд-парк. Правильно, что в Москве открывают два.

Л.УЛИЦКАЯ: «…Он (страх) появляется снова и это мой главный упрек существующей власти».

Наконец появился конкретный упрек власти. Но как с этим работать? Чем помочь Улицкой избавиться от страха без конкретного диагноза? Российское руководство вообще стало на путь копирования действий властей США и Европы по ряду спорных тем и вопросов, по принятию новых законов. Не помогает! «Нет в жизни счастья!»

В.ПОЗНЕР: «Россия, на мой взгляд, все время ищет себя. Кто я? Запад, Восток, Европа, Азия, славянофилы, западники, народ-богоносец. Особый путь, ни на кого не похожий. Что вы думаете по поводу всего этого комплекса?»

Такого рода вопросы интересуют только праздных мыслителей в бочке (то есть в телевизионной студии). Справедливости ради, при социализме такой вопрос, действительно, стоял. У современных прагматичных руководителей России масса конкретных текущих проблем, они явно не «кремлевские мечтатели». Как реагировать на появление американских ракет у границ России и создание гиперзвукового самолета? Как модернизировать экономику страны? Как выстроить экономические связи с соседями? И так далее.

Л.УЛИЦКАЯ: «…Очень интересный роман писателя Захара Прилепина. Отец – алкаш, все мужики в семье от алкоголизма вымерли. Мне кажется, это идеальный ответ на вопрос о тайне славянской души. Это очень мощное целеполагание с полным отсутствием здравого смысла. Теперь меня, конечно, убьют».

Не успели Улицкой поставить диагноз в связи с ее страхами (см. выше), а она их уже сама преодолела и, как отчаянная террористка,  «с риском для собственной жизни» делится своей формулой русской души, не оставляя русскому народу шансов на выживание. «Тетушка любила говорить людям правду в глаза, особенно неприятную». Помните: «Булыжник – оружие пролетариата». Логично продолжить: «Демагогия – оружие творческой интеллигенции». Действительно, надо обладать недюжинным талантом и, как обязательное условие, не вникать в сущность жизни, чтобы одной фразой изгадить все. Прошлое и настоящее, достижения и ошибки. Конечно, мы должны быть снисходительны к писателям. Ведь на вопрос героя романа: «Ты меня любишь?» развернутый ответ не предполагается. Мудро поступает и Познер, выбрав формат передачи без оппонентов. Ведущий явно считает, что студия – не место для дискуссий, а помойная яма, где можно поливать грязью, не утруждая себя серьезным анализом и аргументами, не рискуя получить что-то подобное в ответ. Опасения Улицкой за свою жизнь, конечно же, неоправданны. Не убиваем же мы неразумного ребенка, принесшего с улицы нецензурное слово. Либо не понимает его смысла, либо, самоутверждаясь, провоцирует родителей на бурную реакцию. Помните анекдот про цирковой номер, переносимый «мыслителями современности» в реальную жизнь: «Все в дерьме, а я в белом». Надо как-то таким людям терпеливо объяснять, как детям, что не надо гадить там, где живешь и кормишься. А обществу не надо придавать значение глупостям самоутверждения великовозрастных ребятишек. Они же никак не могут повлиять на «идущий караван». Давайте быть снисходительными и толерантными.

Л.УЛИЦКАЯ: «…Я не под это заточена вообще, чтобы давать ответы на вопросы».

Мы понимаем… Улицкая фонтанирует нелицеприятными оценками прошлого и настоящего нашей страны. Да, собственно, и ее будущего. Какое будущее может быть у русского народа с таким генетическим заболеванием души, «синдромом Улицкой»? А вот с конкретными ответами, советами, предложениями у нее напряженка, не заточена… Хорошо известная гражданская позиция. Шарикову тоже не хватало логики, сказав А, произнести Б: «На военный учет встану, а воевать отказываюсь».

Л.УЛИЦКАЯ: «…Как только человек делается сторожем и в руки его попадает немного власти, он преображается. И это противоречие между качеством людей и качеством тех же самых людей, когда они оказываются обличены небольшой властью. Это мое открытие».

Рассказывая о литературе, Улицкая в «своей тарелке». И история со сторожем правдоподобна. Вот же нормальные, хорошие писатели преображаются даже от легкого ощущения власти над обществом. Возникает противоречие между качеством человека и качеством того же самого человека, когда он оказывается перед камерой «без свидетелей», без оппонентов, в условиях демократической вседозволенности, перед единственным благодарным интервьюером. Редкая удача, когда можно поизощряться в словесной казуистике, полить грязью власть, безымянных бюрократов, навесить ярлыки, делать нелицеприятные выводы о стране, об истории, совершенно не задумываясь об объективности, аргументации, этике, порядочности.

В.ПОЗНЕР: «Как-то вы сказали, что Шариков так и не полюбил Преображенского и не полюбит никогда. Надо ли это так понимать, что, на самом деле, скажем, мы с вами проиграли Шарикову?»

Ах, как ловко Познер нацепил профессору Преображенскому белую ленточку, вовлекая в свой кружок, и даже не спросив того: «Третьим будешь?». Помните в фильме о бароне Мюнхгаузене: «Присоединяйтесь, господин барон». Преображенский – человек конкретного дела, а вовсе не «мыслитель» того времени. С его политическими требованиями к (любой) власти невозможно спорить: мочиться в унитаз, ходить в калошах, застилать мраморную лестницу ковром, не мешать ему работать. Близким к Преображенскому по духу был академик Сахаров. Став на путь правозащитной деятельности и будучи человеком дела, он написал свой вариант новой конституции. Да, поддержкой он не пользовался. Горбачев это тогда объяснил: «Мы не может двигаться так быстро». Похоже, что это так. Между идеями Циолковского и запуском космических кораблей – десятилетия. Улицкая упоминала про свой комфортный круг общения. Есть такой же кружок по интересам и в «Собачьем сердце». И удовольствие там люди получали от общения, и на мировые темы были не прочь порассуждать, с удовольствием бы и помитинговали сейчас, в наше, безопасное для этого время.

В.ПОЗНЕР: Главная, с вашей точки зрения, добродетель.

Л.УЛИЦКАЯ: Я думаю — чувство собственного достоинства.

Конечно, самоуничижение, противоположное чувство, — отвратительно. Но и чувство собственного достоинства очень близко к одному из смертных грехов – гордыне. Мы так мало знаем, мы так ничтожны перед природой, что избыточное чувство собственного достоинства выглядит карикатурно. Конечно, надо уважать себя, соразмерно с уважением других, понимая свое место в потенциале человечества.

В.ПОЗНЕР: «Могу сказать вам, что я никогда не встречал такого уровня агрессивности, нетолерантности, расизма, шовинизма, какой я встречаю сегодня. И я не очень понимаю, почему это так».

У польского писателя Потемковского есть такой рассказ. Главный герой оказался в двухместном гостиничном номере с паном Войцеховским, который ничего из себя не представляет. Приняв душ, главный герой вытерся своим красным полотенцем и, слегка поразмышляв, вытер ноги зеленым полотенцем пана Войцеховского. Потом он случайно подсмотрел, что и пан Войцеховский, который ничего из себя не представляет, сделал то же самое, но наоборот, вытер ноги красным полотенцем. Потемковский сделал философский вывод: «Откуда такой пессимизм? Побольше оптимизма, друзья! НИКТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЛУЧШЕ НАС!» В ходе интервью Познер перепутал Гоголя с Салтыковым Щедриным. Улицкая могла бы и Познера припечатать крепким словцом, как она может, но, на этот раз, промолчала, проявив такт к Познеру и бестактность к миллионам телезрителей. Представляю реакцию собеседников, если бы сантехник перепутал прокладки и залил несколько квартир. Получается, что даже сантехник обязан быть более аккуратным, ответственным, профессиональным, чем Познер. Откуда такой жизненный пессимизм?  Или, вот, Познер назвал Государственную думу — дурой. Если бы он получил «симметричный ответ» от четырехсот депутатов, это ставило бы его на одну доску с ними. Этого не случилось, теперь Познер оказался человеком с самым низким культурным уровнем по сравнению с теми, «которые ничего из себя не представляют».

Познер и Улицкая в этом интервью напомнили мне кентервильское привидение. Правда, это милое создание, в известном мультфильме, не умело браниться и оскорблять. Но профессионально пугало людей загробными звуками, гремело цепями и пустыми консервными банками.

Владимир Владимирович. Огромное впечатление на телезрителей произвела программа «Голос», открывшая новые имена. Члены жюри, порой, пускали слезу, слушая никому неизвестных исполнителей. Я Вам желаю такого же счастья прослезиться, увидев талантливые передачи, подготовленные Вашими учениками.

Leave your comment

Required.

Required. Not published.

If you have one.